Рыба: Цены, аналитика, трейдинг
  • $64.68
  • 72.11
  • (мск)
  • 26.04.19 (пт)
активных компаний
Рекорд дня: 42 в день
0
10
20
30
40
50
60
0
в день
открытых торгов
Рекорд дня: 530 торгов в день
0
100
200
300
400
500
600
0
торгов/день
скорость продаж
Рекорд дня: 971 млн.р.
0
25
50
75
100
125
150
0
млн руб/день
объём торгов
Рекорд недели: 3.34 млрд руб
0
1.7
3.3
5
6.7
8.3
10
0
млрд руб/неделя

Эмбарго обходится россиянам в копеечку

Подписаться на новости
20.06.2018

Как бы ни убеждали нас в том, что отечественное сельское и пищевое производство «поднялось с колен» и ожило, ясно одно: пока оно все еще не может компенсировать весь импорт, исчезнувший после введения продовольственного эмбарго

Более того, запрет на ввоз определенных товаров увеличил стоимость некоторых продуктов.

Продовольственное эмбарго, введенное президентом страны в августе 2014 года, стало ответом России на санкции стран Евросоюза, США, Австралии, Канады и Норвегии, не признавших присоединение Крыма к России. В результате из этих стран на наш рынок перестали пускать говядину, свинину, мясо птицы, рыбу, морепродукты, сыры, молоко, фрукты, овощи…

Этот политический шаг обернулся для российских потребителей ростом цен и изменением пищевых привычек, но произошли и положительные сдвиги — власти вспомнили о проблемах сельхозпроизводителей и фермеров, стали разрабатываться программы их поддержки.

Доля расходов на продукты питания в семейных бюджетах традиционно является одним из основных показателей, характеризующих уровень жизни населения. В благополучных странах этот показатель составляет не более 15% от общих затрат. Остальное люди могут потратить на одежду, образование и развлечения. В менее богатых странах людям приходится тратить на еду 40–50% от всех расходов. У среднестатистического жителя России на продукты уходит более трети расходов.

Аналитики Центробанка на днях опубликовали исследование, из которого следует, что российские потребители из-за эмбарго стали платить за продукты в два раза больше, чем прежде. Если в 2014 году каждый россиянин переплачивал за потребление более дорогой продукции 1935 рублей, то к 2016 году сумма переплаты выросла до 4120 рублей. Всего же общие потери потребителей выросли с 278,2 до 603,7 млрд руб. Похожие данные приводит и Центр исследований международной торговли РАНХ и ГС: денежные потери от эмбарго на одного потребителя — 4,4 тыс. руб. в год. Не отстает и официальная статистика. Даже по ее подсчетам за три последних года продовольственные товары в России подорожали в полтора раза.

Говорить об импортозамещении без потерь для потребителей можно, только когда отечественная продукция перестанет стоить дороже импортной. Надо сказать, по некоторым видам продуктов мы продвинулись. К концу 2016 года свинина, мясо птицы, некоторые овощи, сухое молоко, сливочное масло и сахар стали стоить не дороже импортных. А вот сыры, говядина и отдельные фрукты и овощи пока не в состоянии конкурировать по качеству и цене с зарубежными аналогами.

Ряд продуктов, производимых отечественным агропромышленным комплексом, и сегодня стоят не только дороже тех, что импортировались до 2014 года, но и уступают им по качеству. К примеру, сыр в России делать и раньше-то не особо старались, а при отсутствии зарубежной конкуренции и вовсе решили, что любой похожий на сыр кусочек некой субстанции найдет своего покупателя. Хотя в 2016 году собственное производство сыра выросло, но при этом роста производства молока не произошло. Это не может не наводить на определенные размышления о качестве популярного у россиян продукта.

До 2014 года наша страна занимала первое место в мире по объему импорта сыра. Его мы ежегодно закупали в более чем в 30 государствах свыше 400 тыс. тонн. Из них около 70% шли из стран, попавших под ограничения августа 2014-го. В полной мере последствия эмбарго стали заметны в начале 2015 года, когда магазины окончательно распродали остатки импорта: общая инфляция составила около 13%, и «новый» сыр подорожал сразу на 18%.

— Когда освободилось 20% рынка сыров, а слабый рубль и скачки валютного курса вынудили участников рынка поднимать цены, это автоматически привело к увеличению себестоимости сыров, сделав их менее доступными для потребителя, — говорит председатель правления Союзмолока Андрей Даниленко.

Источник: piginfo.ru
Похожие новости
08.04.2019

Беды эстонских рыбаков, которые не могут продать кильку России, сильно опечалили бывшего мэра Таллина Эдгара Сависаара. Он призвал президента Эстонии Керсти Кальюлайд обсудить с президентом Владимиром Путиным отмену санкционных запретов. Эстония явно устала от навязанной войны с Россией, из которой российские рыбаки вышли победителями.

«Я прочитал недавно, что в России сожгли 72 тонны кильки из Эстонии, конфискованной таможней в Ивангороде. На это ушло три месяца. Жаль наших рыбаков. Может, хватит уже этих санкций и контрсанкций. Вот и тема для президента Кальюлайд, о чем в Москве поговорить», – написал бывший мэр Таллина Эдгар Сависаар в Facebook.

На прошлой неделе управление Россельхознадзора по Санкт-Петербургу, Ленинградской и Псковской областям отчиталось об уничтожении более чем 70 тонн прибалтийской рыбы. Россия получила запрос Эстонии о проведении встречи глав двух стран и готовится к переговорам. Кальюлайд 18 апреля прибудет в Москву на открытие отреставрированного исторического здания посольства Эстонии.

Не прошло и пяти лет, как Эстония поняла, что введенные против России санкции в угоду США лишь уничтожают ее собственную экономику. Прибалтика оказалась наиболее уязвимой в части последствий от санкций Запада и контрмер России. Ее попытки заставить Евросоюз заплатить многомиллионные компенсации за нанесенный ущерб, конечно, не увенчались успехом.

Рыболовство в Балтийском море и переработка кильки и салаки в консервы оставались важнейшими источниками доходов. Именно Эстония до 2014 года занимала львиную долю в структуре российского импорта кильки.

Однако из-за российских запретов уже в 2017 году, по данным местного Союза предприятий пищевой промышленности, в стране выжил всего лишь один производитель рыбных консервов. Хотя раньше такие заводы были и в Пярну, и в Виртсу, и в Хаапсалу, и в Таллине.

Дело в том, что традиционно рыбные консервы, прежде всего шпроты, пользовались большим спросом именно в СССР. После распада Союза главным рынком сбыта для эстонских и латвийских заводов стала, конечно, Россия, плюс Украина и другие страны СНГ. Западной Европе эта рыба, как и шпроты, не особо нужна – там нет исторической культуры ее потребления людьми. В Скандинавии, например, такая мелкая рыба в основном используется в качества корма для животных, что вполне логично, так как с выращиванием кормового зерна там проблем больше, чем с выловом рыбы. Хотя в последнее время и там стали делать продукцию из кильки и салаки для людей – ведь это крайне рентабельный бизнес. При этом килька, несмотря на свои небольшие размеры и невысокую цену, вполне полезный диетический продукт с высоким содержанием белка и омега-3...

По данным Росрыболовства, за пять лет объем российского вылова мелкосельдевых видов рыб (включая шпрот, салаку, кильку, анчоус) вырос почти на 80% – с 61 тыс. тонн в 2014 году до более чем 109 тыс. тонн по итогам 2018 года. Вылов кильки за эти годы почти удвоился – с 32,5 тыс. до 58 тыс. тонн. Причем значительные объемы мелкосельдевых российские рыбаки добывают не только на Балтике, но и в Крыму, на Черном море.

«Наращивание вылова и сопутствующее развитие переработки позволило полностью компенсировать те объемы, которые ранее поступали из-за рубежа», – отмечают в пресс-службе Росрыболовства. Предприятия по выпуску шпрот работают на Дальнем Востоке, в Крыму, в Калининградской области и на Каспийском море. «С момента введения санкций большинство отечественных предприятий-переработчиков в разы увеличили выпуск как шпрот, так и рыбных консервов в целом. Так называемую шпротную программу можно считать вполне успешной. Мы полностью заместили продукцию из Прибалтики. Количество продукции, выпускаемой отечественными предприятиями, полностью удовлетворяет спрос», – говорит зампред правления ассоциации «Руспродсоюз» Дмитрий Леонов.

К примеру, по данным Росрыболовства, в Калининградской области – центре производства продукции из шпрот – общий вылов в прибрежной зоне вырос за пять лет в полтора раза, до 46,3 тыс. тонн. А вылов кильки (шпрота) и сельди балтийской (салаки) увеличился почти в два раза – до 39,5 тыс. тонн. И все это перерабатывается на территории самого региона и развозится в магазины по всей России.

Годовой выпуск консервов из шпрот в масле в регионе вырос почти в три раза – до 81 млн банок. Увеличились мощности единовременного хранения рыбной продукции. Область получила более 630 млн рублей инвестиций в эту отрасль, и запланированы новые инвестпроекты: строительство малого рыболовного судна, строительство и модернизация цехов для выпуска рыбной продукции и другие. Калининградские шпроты в 2017 году получили государственный знак качества, а в целом калининградская продукция не раз получала награды на выставках.

«Как показывают исследования Роскачества, отечественные шпроты действительно являются продукцией высокого качества, и даже превосходят по данному показателю латвийских и литовских «коллег», – говорит Дмитрий Леонов.

Для рынка достаточно того, что мы сейчас вылавливаем, при этом имеется резерв. «Запасы шпрота на Балтике стабильны, в Азово-Черноморском бассейне по разным видам водных биоресурсов ситуация различается, но при этом ряд мелкосельдевых видов рыб пока недоосваивается, например тюлька. То есть существует природный резерв для наращивания вылова», – отмечают в Росрыболовстве.

«По мнению ученых, существуют серьезные возможности по наращиванию вылова кильки на Каспии. Есть интерес со стороны астраханских, ростовских рыбаков и из других регионов. По хамсе также идет стабильный рост вылова. Нет оснований опасаться дефицита», – говорит президент Всероссийской ассоциации рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортеров (ВАРПЭ) Герман Зверев. Запасы кильки в Каспийском море большие – 480 тыс. тонн, но ежегодно на Каспии добывается всего 2 тыс. тонн кильки из-за того, что рыба недорогая и промысел низкорентабельный.

«В России не только не существует дефицита мелкосельдевых видов рыб как сырья, а наоборот – стоит задача стимулирования наращивания их вылова, той же кильки в Каспийском море.

Для этого осенью 2019 года планируется начать реализацию государственной поддержки строительства средне- и малотоннажного флота, который как раз нужен для освоения ресурсов южных морей и Балтийского моря», – отмечают в Росрыболовстве. Согласно разработанному Росрыболовством и Минпромторгом механизму, рыболовецким предприятиям государство будет компенсировать 30% от стоимости построенного судна.

Даже если глава Эстонии добьется от России каких-то поблажек в плане поставок кильки или консервов в Россию, это вряд ли нанесет серьезный вред отечественным рыболовам и производителям. Пробиться на российский рынок спустя столько лет будет крайне тяжело. «Обилие и разнообразие российской продукции на рынке значительно понижает шансы на успех прибалтийских предприятий. Им придется серьезно побороться за место на полке, ведь отечественные производители выпускают продукцию действительно высокого качества, а обилие собственного сырья позволяет им устанавливать доступную для потребителя цену», – говорит Дмитрий Леонов. «В любом случае импортная продукция, даже если она будет открыта для российского рынка, будет стоить с учетом курсовой разницы дорого», – говорит Герман Зверев.

Плюс ко всему переговорная кампания прошла, контракты подписаны, продукт на полках представлен, поэтому появление прибалтийской продукции вряд ли как-то существенно изменит ситуацию на рынке, добавляет Леонов.

Впрочем, к отмене взаимных санкций встреча с президентом Эстонии, конечно, вряд ли приведет – слишком невелика роль этой страны в ЕС. Однако очевидно одно – «жители Эстонии очень устали от всей этой антироссийской ерунды. Они не очень хорошо понимают, почему они должны переживать экономический спад ради каких-то эфемерных политических лозунгов, направленных против России», считает директор Института новейших государства Алексей Мартынов (цитата по RNS).

«Когда Россия ввела ответные санкции против этой соседней страны, экономические ограничения сильно ударили по ее экономике, если не сказать, что разрушили ее, потому что в экономическом смысле Эстония была в значительной степени ориентирована на взаимодействие с соседней большой Россией: это экспорт продукции, транзит и так далее», – говорит Мартынов.

Эстония, как и другие страны Прибалтики, потеряла не только российского потребителям их шпрот и рыбы, но и российского покупателя их молочной и другой сельхозпродукции, прибалтийской недвижимости, туристических услуг. Не говоря уже о потере транзитных функций, в том числе прибалтийскими портами. И вот уже эстонский центробанк бьет тревогу – из-за дефицита рабочей силы и неконкурентоспособности предприятий эстонскую экономику ждут тяжелые времена. И снижение рыночной доли Эстонии на экспортных рынках лишь отяжеляет ситуацию. И поддержка от ЕС, которая была недостаточной, но частично спасала, с 2020 года иссякнет – субсидии от ЕС резко сократятся. Сначала ЕС лишает Эстонию российских покупателей и инвесторов в недвижимость, а потом и европейских субсидий. Эстония из слабой экономики рискует превратиться в деградирующую. Неудивительно, что эстонский президент просит встречи с Владимиром Путиным.

Источник: fishretail.ru
04.04.2019

Спрос за рубежом на минтай продолжает расти, однако в России эта рыба семейства тресковых в плане внутреннего потребления пока явно остается недооцененной. Почему так происходит?

Есть несколько причин, почему минтай в нашей стране не пользуется большой популярностью. Однако, по мнению экспертов отрасли, одна из основных проблем связана с вопросом «раскрученности» продукта и конкурентной борьбы. Молодое поколение больше знает и любит семгу, так как в свое время Норвегия приложила колоссальные усилия для создания бренда и завоевала место на прилавках во многих странах, в том числе в России. Взрослое поколение также почти не покупает минтай – сохраняются стереотипы советского прошлого, когда эту рыбу покупали чаще на корм для кошек. Минтай считался сорной рыбой, и, по сути, с тех времен отношение к нему не сильно изменилось.

На репутации этой рыбы также сказался импорт низкокачественного филе второй заморозки из Китая. Продукт действительно был на 20–30% «накачан» полифосфатами и глазурью. Это делалось для того, чтобы снизить себестоимость на величину воды. Покупатель, приобретая такой товар, получал негативный опыт и формировал искаженное мнение о минтае в целом. Вместе с тем существует и другая проблема. Она связана со спецификой промысла, на котором производится мороженая рыба. Так, на пути к потребителю продукция проходит через различные манипуляции (дефростируется, фасуется), что может приводить к потере качества конечного продукта.

В 2016 году ВЦИОМ провел исследование среди российских потребителей рыбы. Так, 23% опрошенных отметили низкое качество минтая на полках, но при этом 38% указали, что ценят и покупают минтай именно из-за его вкусовых качеств. Это подтверждает, что вопросы к качеству продукции на полках магазинов есть, – подчеркнул Алексей Буглак.

Однако в настоящее время проблемы, связанные с логистикой дальневосточной рыбы до центральных регионов, активно решаются.

– Качество продукта растет. Суда оборудуют филетировочными установками, бортовая переработка и шоковая заморозка позволяют максимально сохранить качество свежепойманной рыбы. Программа по обновлению флота и, в частности, строительство судов с современными перерабатывающими фабриками позволяют нарастить производство такой продукции. При соблюдении условий транспортировки и отсутствии нарушений температурного режима рыба попадет на стол потребителя в лучшем виде, – уверен Василий Соколов.

Кроме того, в настоящий момент разрабатываются новые подходы к хранению и логистике рыбы. Так, в частности, Росрыболовством совместно с ОАО «РЖД» была создана рабочая группа, которой решаются проблемные вопросы перевозки рыбной продукции с Дальнего Востока.

– Мы также возлагаем большие надежды на подготовленные Минтрансом изменения в Правила перевозки скоропортящихся грузов, которые призваны обеспечить еще более высокое качество продукции, и ждем их скорейшего утверждения. Вместе с тем, кроме железнодорожных перевозок, используется и автотранспорт, развивается система контейнерных перевозок, что также повышает мобильность и качество транспортировки, – отметил замглавы Росрыболовства.

Помимо этого, по его словам, в 2019 году планируется организация маршрутных перевозок Северным морским путем, а совместно с потенциальными инвесторами прорабатывается программа модернизации холодильных и приемных мощностей в морских рыбных портах.

– Мы работаем с розничными операторами и предприятиями общественного питания для популяризации минтая и русской рыбы в целом. Усилия прикладывают в том числе и сами рыбопромышленники: они наращивают выпуск филе и фарша высокого качества, порционной фасовки, в упаковке, ориентированной на розницу и конечного потребителя. Популяризация минтая в том числе входит как составляющая в программу «Русская рыба», – рассказал Василий Соколов.

Активную работу, направленную на продвижение минтая на российском рынке, проводят и в Ассоциации добытчиков минтая.

– Мы хотим изменить мнение потребителей о минтае, рассказать о преимуществах этой уникальной рыбы из семейства тресковых как отличного источника дикого протеина, добываемого в холодных водах дальневосточных морей. «Полезно, вкусно, качественно и недорого» – именно таким можно было бы сделать слоган для минтая. И когда большинство россиян смогут оценить вкус минтая морской заморозки, наверняка у этой рыбы появится больше поклонников, – уверен Алексей Буглак.

Источник: fishretail.ru
Новости рынка

soyanews.info

Объём производства комбикормов для рыб в РФ в марте 2019г. составил 706 т. - это на 3,8% больше, чем в предыдущем месяце, и в 3,35 раза больше, чем в марте 2018г.

yuzhno-sakhalinsk.fishretail.ru

Южно-Сахалинск стал четвертым городом, куда пришла сеть — ранее магазины появились в Мурманске, Калининграде и Петропавловск-Камчатском, а также готовится открытие во Владивостоке

mcx.ru

Д. Патрушев подвел итоги работы рыбохозяйственного комплекса на расширенном заседании Коллегии Росрыболовства

mcx.ru

Компания «Остров» занимается пресноводным рыбоводством с 2018г.. Результатом первого года работы стало производство 238 т. форели.